Уважаемые читатели сайта
«Дом Грибоедова»!

Зарегистрировавшись на сайте, вы получаете ряд преимуществ:
1. Вы можете писать отзывы к публикациям.
2. Вы можете получать уведомления на email о новых отзывах к интересующим вас публикациям.
3. Вы можете ставить оценки отзывам других пользователей.

Вход на сайт

Забыли пароль?





Регистрация

Константин Андреевич Григорьев

(21.V.1968 — 22.XII.2008)
Константэн Григорьев (21 мая 1968, Омск — 22 декабря 2008, Москва, настоящее имя: Константин Андреевич Григорьев) — русский поэт, участник Ордена Куртуазных Маньеристов (Командор-Ордалиймейстер и Магический Флюид Ордена), один из основателей московской рок-группы «Бахыт-Компот», член Союза Писателей России.
Личная жизнь
Родился 21 мая 1968 в Омске. По собственному свидетельству, его родители являются потомственными дворянами.
В 1990 году женился на Елене Кондраковой, в октябре 2000 года покончившей жизнь самоубийством.
Биография
Рос и учился в г. Балхаш (Казахстан). После школы окончил кораблестроительное ТУ № 14 в Ленинграде. Служил в стройбате. Играл в оркестре, служил в штабе одного из ВСО г. Ломоносова (Ораниенбаум).
Создание Ордена Куртуазных Маньеристов
После демобилизации поступил в Литературный институт имени Горького на семинар поэзии, которым руководил Евгений Долматовский. Познакомился с Вадимом Степанцовым, Андреем Добрыниным, Виктором Пеленягрэ и позже — с Александром Бардодымом. 22 декабря 1988 года был подписан «Манифест куртуазного маньеризма», что ознаменовало собой создание Ордена куртуазных маньеристов.
Творческая и общественная деятельность
С 1981 по 1984 годы Константэн играет в школьной группе «Телефон» (город Балхаш, Казахстан) на клавишах и вместе с Денисом Розадеевым является автором песен.
С 1985 года учится в питерском ТУ-14 и играет в местном ВИА, руководителем которого был Михаил Борзыкин (группа «Телевизор»).
В 1986—1988 годах играет в армейском духовом оркестре на тарелках и малом барабане. После окончания института работал продавцом, грузчиком, журналистом, рецензентом, литературным редактором, редактором новостей, писал на заказ остросюжетные романы, продолжая регулярно выступать с Орденом в московских клубах и выезжать на частые гастроли.
Вместе с Вадимом Степанцовым в 1988 году основывает группу «Бахыт-Компот», принимает участие в записи первого альбома группы «Кисло», поёт на этой пластинке песню «Чесотка».
В 1991 году вместе с Антоном Антипенко организовал группу «Творческое бессилие» (авторы песни «Хуанита»), которая выпустила за все это время более 30 акустических альбомов. Константэн записывал много сольных экспериментальных альбомов, а с 1996 года пел свои песни, шоуменил и играл на клавишах в группе «Лосьон».
В 1999 году начинает писаться сольно на домашней компьютерной студии, используя семплы и сам играя на всех инструментах. Тогда же собирает группу «Константэн Григорьев Бэнд» с Денисом Розадеевым, но проект вскоре приостанавливается, хотя в 2002 году опять возобновляется под названием «Идолы молодёжи» с джазовыми музыкантами из «Hot Cool Band» (состав: Д.Розадеев — гитара, А.Пантюхин — клавиши, К.Григорьев — вокал, музыка, стихи, шоу, А.Добрынин — стихи). Группа активно концертирует, причём Константэн поёт и под минуса собственного изготовления (рок, хип-хоп, техно, рэггей, шансон, любые другие жанры…). Выпускает с «Бахыт-Компотом» и «Лосьоном» на фирме RMG официальный двойной компакт в формате MP3, куда вошли лучшие песни. Принимает участие в записи альбома «Все девчонки любят пацанов» («Бахыт-Компот», 2002). Являлся автором и соавтором ряда песен для «Бахыт-Компота» уже после ухода из состава. Песни Константэна поют и пели: «Лосьон» (альбомы 1998, 2000 и 2008 годов), «Бахыт-Компот» (иногда перу Григорьева принадлежит только музыка, а иногда Вадим поёт уже готовые песни Константэна), «Капитан Транс», «Хаос» (они же — «Бухенвальдские Гоголи»), Евгений Хавтан, Александр Маршал, Господин Дадуда, Катя Бочарова, «Премьер-министр», Дэн и Бронзовый, Александр Кудинов (Гном), Юрий Иванов, Владимир Качесов, Юрий Спиридонов, Нико и многие другие. Последними проектами Константина являлись коллективы «Изблеванные Люцифером» и «Идолы молодёжи». Участвовал во всех орденских книгах, имеет большой архив своих песен и массу публикаций, в основном в столичной прессе.
Смерть
Скончался днем 22 декабря 2008 в Москве от сердечного приступа, по дороге на работу, в день двадцатилетия Ордена Куртуазных Маньеристов, юбилейный вечерний концерт с его участием превратился в концерт его памяти. Похоронен на Перепечинском кладбище Москвы.
Библиография
  • Одна из жизней: избранные стихотворения / Константэн Григорьев. — Москва: Водолей, 2009. — 287 с.
  • Курзал / Константэн Григорьев. — Москва: Время, 2010. — 638 с.; 17 см. — (Поэтическая библиотека).
Ссылки

 

Сергей Евин

Что делает всякий (стремящийся узреть клеть небесную) пишущий человек, в помрачении ума отправляющий свои тексты на творческий конкурс в Литинститут? Уверенно и горделиво ждёт. Получив – отлуп, очень удивляется этому и заливает язву творческой неполноценности алкоголем, матеря мудаков из приёмной комиссии, и мужественно делает на следующий год ещё попытку, или же, стремясь к настоящей (полной прибытка и стяжания) жизни, сжигает рукописи и подаёт документы в ПТУ на токаря - снимать фаску, – оно надёжнее, - «гордого званья - Поэт»…

А этот толстый пельмень (не прошёл конкурс, не получил ответ, - мутно рассказывал), - прикатил из Питера, вломился в кабинет ректора Сидорова, гневно потрясая листочками рукописи: «…последний из (могикан) обэриутов И. Бехтерев одобрил! В. Соснора жеванул челюстью – «Дерзай, обмылок!»…

Ректор был чуток к подобным визитам достигших совершенства, предвидел, что ли, посещение своего какбынета светлым гением – Славой Ананьевым с зазубренным дипломатом? Мы с Валерой Бакировым тоже однажды плотно насели на мужчинку: «Не гоните картину, не гоните картину!» - верещал ректор, ан, и вышло - Бакиров стал кинорежиссёром. Гонит теперь кино в Самаре, женат на замечательной Яне Петренко, растёт дочь, (в ютюбе набрать В. Бакиров поёт «Запах сирени» и прослезится), - хохол-анархист Тарас Липольц уже прошёл творческий конкурс, ну, и Костя Григорьев был одобрен, поступил. Попал он к своим: первый красноярский поэт Андрей Кульба поставил ему «Гражданскую оборону», Тарас – показал, - («Ты вместе со мной будешь стоять у червивых стен»), как это, жить «сквозь Луну»… Я с ним быстро сдружился («Серёге, как и Липольцу, хотелось подражать во всём – настолько притягивающая личность», - из дневников К. Г.). Костян был домашним… Суровые пьянки Зотова, Хандуся, компании Володи Большого – его немного пугали… Общался он со многими, его ценили. Вместе с Вадимом Степанцовым замутил «Бахыт-Компот» - музыкальный проект (из которого потом его мягко выдавили)… Брутально-харизматичный Степанцов оказал на Костю огромное влияние, думаю, именно от него Григорьев набрался цинизма и поверхностного ёрничества многих своих стихотворений. А он был тонкий лирик:

Тает, умирает,
Вспыхнет и алеет,
Бликами играет,
Снова пепелеет.
Ты войдешь как эхо,
Тихо скрипнув дверью,
В переливы меха
Выдохнешь: "Не верю..."
Сядешь за спиною,
Рюмки переставишь,
Прозвучит виною:
"Все-таки сжигаешь?"
Я не постигаю
Твоего движенья.
Все, что я сжигаю, -
Подлежит сожженью.
Снег деревья сада
Опушил забавно.
Ты не плачь, не надо -
Посмотри, как славно:
Тает, умирает,
Вспыхнет и алеет,
Снова пепелеет,
Бликами играет...
Словно бы не тлеет,
А еще пылает.

Потом был Орден Куртуазного Маньеризма, куда он вписался, как грешник в Ад… В 91-м я уехал в Париж, в конце года передал ему с А. Зотовым десяток альбомов (мой привет из Франции), а Костя пытался закрепиться в Москве – женился на Елене К., поэтессе, бывшей жене Олега Столярова. Я успел ещё погулять на свадьбе… У Елены была шизофрения, узнал он об этом позднее, но вздохнул и принял – любил… (После самоубийства Елены - прыжок с 16 этажа, он издаст сборник её странных стихов «Слово», там встречаются такие строчки: «доживу ли я до самоубийства»). Снимали вдвоём квартиры, где попало, вплоть до Марьиной рощи – он работал продавцом, грузчиком и т.п., она сидела дома, всё больше погружаясь в видения своего странного мира… Он до последнего тащил семью, успевая заниматься творчеством – стихи, музыка… Со Степанцовым они малость разошлись во взглядах, и всё больше Костя сближался с поэтом Андреем Добрыниным (Андрей, после смерти Константина – очень многое сделал для издания его стихов). Появилась группа «Идолы Молодёжи» (есть МР3), но первая книжка вышла только после смерти… Вечер его был таким: полбутылки водки (каждый вечер - снять стресс московского дня: как-то его прихватили мусора и стали издевательски смеяться – «какой же ты поэт, ты бомж (прописки не было московской), - Костя свирепо орал: «Да я член Союза писателей!»), курица-гриль, музыка, разговоры телефонные…

Он упал на московской улице (остановилось сердце) – 22 декабря 2008 года (через четыре дня – я вышел из лагеря)… Кисмет. В этот день вечером состоялся (уже без) – юбилейный концерт Ордена. Он был истинный поэт. Похоронен в Москве на Спасо-Перепечинском кладбище, участок 57. С нами остался его океан фантазий…

Нас помнят Фонтанка и сумрак зеленый,
И золото в черном, и Аничков мост,
Где мы совершали свой путь изумленный
От сердца до сердца, от терний до звезд.
Нас помнят, как помнится выстрел из лука,
Нас помнят, как помнится плющ на стене,
Нас помнит Свиданье, нас помнит Разлука,
И кольца причала, и лед по весне.
Нас помнят повсюду, пока не устали,
Торговки, актеры, вихры и венки,
И легкие эльфы, и бабочек стаи,
Алмазы на бархате, розы, клинки.
Нас помнят, и мы забываем, конечно,
Что время затопит сиянье огня,
И я позабуду тебя неизбежно,
И ты, моя прелесть, забудешь меня.
Останутся где-то, как вздох отдаленный
Окутаны стынущим шорохом звезд,
И лепет Фонтанки, и сумрак зеленый,
И золото в черном, и Аничков мост.
Татьяна Завалистая

Моё про Костика...

Мы дружили. То есть, я его любила как друга, а он делал вид, что в меня влюблён (когда не забывался и не делал вид) :) Сейчас не могу вспомнить долгих разговоров или ещё каких-то важных эпизодов. Потому, что мы не собирались прощаться или уходить навсегда. Жить хотели сто тысяч лет где-то на одной планете. Где его улыбка, моя улыбка, его "приветик", моё "здрасьти"...

Хорошо помню только несколько моментов.

Когда он не сдал госэкзамен. А я ещё не знала об этом и просто что-то в шутку сказала. Как же он вспыхнул! Он стал что-то говорить, как ему всё и все надоели, какая жизнь вокруг прехреновая...

Второй момент. Костя заставил меня петь. Как же это было странно! Я, самый безголосый человек на свете, - и пою! Где же эта запись, интересно? Наша песенка начиналась так: "Вдвоём так уютно в дуплееее..." Дальше подпевал он, и песенка не казалась настолько габойной.

И наконец, последняя наша с ним встреча на ВДНХ в 1994. Я была уже с мужем, а он отвёл меня в сторону и сказал, что ревнует и не хочет меня больше видеть. Я удивилась и спокойно ушла тогда...

Потом первого нашла его в Майле. Мы написали по радостному "Ах!", "Ох", договорились назавтра встретиться. И всё. ВСЁ.

Костя!

Андрей Кульба

[На собеседовании при поступлении в институт] Григорьев, помню, когда его спросили: "Кто ваш любимый современный критик?" - ответил, глядя на Сидорова: "Про присутствующих неудобно говорить...")

Сергей Евин

Мониава тоже был дико остроумен. Пробегает мимо нас с дипломатом, в костюмчике рыжий толстяк... Я ору:

– Григорьев!!!

Он панически прикрылся чемоданчиком и ловко впрыгнул в подошедший троллейбус. Мониава (а мы похмельные), грустно-отстранённо:

– Похоже на бегство латиноамериканского диктатора от народа с кучей долларов...

Он всячески пытался закрепиться в Москве, наводил много ненужной суеты... И тема денег (их нехватки) в последние годы звучала постоянно... Но в нём был стержень - когда стало расти пузо и появился комплекс – начал тягать гирю, отжиматься на кулаках, говорил, что 50 раз, это серьёзно, я, например, сейчас, вывезу только половину...

Marina Caminow

Тарас дружил с Костей Григорьевым. Помню, Костя написал на первом курсе: "Комсомольцы и ЛипОльцы, без меня вы просто нольцы!"

Вячеслав Ананьев

Мы с ним пять лет штаны протирали на семинаре Долматовского. Подружиться не смогли. Возраст разный, да и мало пил он тогда. А малопьющие меня не интересовали, и сейчас не интересуют как-то. Мне Костя показался сначала мрачным, замкнутым человеком. Сидел он всегда на последней парте и что-то то ли писал, то ли читал. Это всегда я видел, когда оглядывался назад. В обсуждениях выступал кратко и ёмко. Остальные болтали безудержно. Позже, когда сблизились, я открыл в нем кладезь юмора и ранней мудрости. Однажды мне удалось его вывести на откровенный разговор, и он так тепло говорил о маме своей, о Балхаше, о стихах не любил. Да, он подпал под влияние Вадима. Но для Вадима, этого глубокого и мудрого человека, весь этот исторический экспромт с маньеризмом был всего лишь игрой. (Он и сейчас подтвердил, когда мы с ним встретились на юбилее). А Костя увлекся всерьез этой пустотой. Он глубокий лирический поэт. Мне кажется, ему надо было ехать к маме и спокойно жить. Он не из тех, кто успешно способен бороться за выживание. Но Бог ему судья. Да и ещё один штрих. Однажды, проходя мимо его комнаты, я решил зайти к нему, поболтать. Захожу и вижу, мама моя, вся комната обшита черной тканью, вместе с окном. Что это было, до сих пор не пойму. Расспрашивать не стал, боясь показаться дилетантом.

В последний раз я Костю видел в год его смерти у памятника Маяковскому в Москве. Он был как-то бледен, неповоротлив физически, и в словах. Разговор не получился. Единственно, что он сказал, что идет выступать в ресторан "Последние деньги", что в здании гостиницы "Пекин", в правом крыле со стороны 2-ой Брестской. Светлая память ему. Сын наш похоронен тоже на этом кладбище. Весной пойдем, зайду. Спасибо за адрес могилки.

Валерий Былинский

Когда-то, в кафе ЦДЛ, мне показали сидящего одиноко за столиком рыжебородого задумчивого человека. Он, кажется, просто так сидел, ничего не пил. "Это Костя Григорьев", - сказали мне. Я встал, подошел к Косте и сказал, что хочу пожать ему руку за песню "Хуанита", которую мы с Володей Очеретным слушали много раз в прокуренной общажной комнате в магнитофонной записи. С какой-то жизнеутверждающей печалью, с каким-то нежным трепетом тихой радости - словно влюблялись первый раз, или путешествовали куда-то в затерянные земли - мы слушали эту песню. Я пожал Косте руку. Он смущенно улыбнулся, кивнул. Больше я его не видел. Через несколько лет я узнал, что Костя Григорьев скончался от сердечного приступа в метро.

 
К.Григорьев поет песню «Хуанита»
Отзывы (0)

Написать отзыв

Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.